Логотип газеты Крестьянский Двор

TVS

От Федюкиной вздрогнули Лысые Горы. а пчелы так просто попадали

От Федюкиной вздрогнули Лысые Горы. а пчелы так просто попадали

За двое суток около трехсот пчелосемей Лысогорского района сложили крылья

 Представьте себе пастораль. Восточный край районного поселка Лысые Горы. Домишки, тонущие в садах. Во дворах – по десятку-другому ульев, которые никто никогда не вывозит, поскольку прямо за забором – степь с перелесками. А тут еще год, урожайный на мед.

И вот минувшие выходные становятся для пасечников вначале «черной субботой», а затем и «черным воскресением». Семнадцать местных пчеловодов потеряли в общей сложности 300 ульев вместе с  пчелами и медом, примерно по фляге. Общий ущерб, по предварительным прикидкам, составляет около пяти (по другой информации – около семи)  миллионов рублей.

Вчера начальник управления сельского хозяйства Сергей Юрьевич Козлов вместе с начальником районной станции по борьбе с болезнями животных Юрием Енофеевичем Андрюхиным и представителями потерпевшей стороны объехали четыре пасеки и своими глазами убедились: да, пчела отравлена. Однако ветеринары по каким-то причинам не стали фиксировать это событие соответствующими актами. Как мы понимаем, на событие не отреагировали ни Роспотребнадзор, ни Россельхознадзор, хотя речь идет и о здоровье людей тоже. В обследовании не принимала участие и виновная сторона.

От Федюкиной вздрогнули Лысые Горы. а пчелы так просто попадалиСегодня, 30 июня, в районной библиотеке  состоялась встреча потерпевших с индивидуальным предпринимателем Анной Евгеньевной Федюкиной, которая хоть и зарегистрирована на левом берегу Волги, в Приволжском Энгельсского района, однако обрабатывает почти две тысячи гектаров земли поблизости от Лысых Гор. Выйти на нее помогли в районном управлении сельского хозяйства, когда стали разбираться в причинах очередной трагедии. Оказывается, механизатор хозяйства в ночь с пятницы на субботу обработал посевы горчицы контактно-кишечным инсектицидом Молния, КЭ. Класс опасности для человека – третий, класс опасности для пчел – второй. Так по крайней мере написано в справочнике Pesticidy.ru. А это значит, что препарат для пчел средне опасный. Необходимо соблюдение следующего экологического регламента: проводить обработку растений вечером после захода солнца при ветрености – до 1-2 м/с; погранично-защитная зона для пчел – не менее  4-5 км; ограничение лета пчел – не менее 7-8 суток.

Госпожа Федюкина, совмещающая строительный бизнес с аграрным, насколько мы поняли из разговора с пасечниками, которые еще вчера были готовы пойти на мирное урегулирование конфликта, сегодня вела себя крайне агрессивно. Заявила: моя земля, что хочу, то и буду делать. Травила, травлю и буду травить. Делегация, в состав которой вошли самые грамотные и самые обиженные пасечники, тут же отправилась с пчелиным подмором в Саратовскую МВЛ для выявления в насекомых следов пестицида. Но им там сразу «дали от ворот поворот», настроив на то, что проку от их обращения в МВЛ будет мало.

К сожалению, если пчеловоды не устроят «кипеш», не поднимут на ноги областных экологов, не начнут доказывать, что вместе с пчелами могли пострадать и люди, эта история так и закончится ничем. Во-первых, в судьбе нашего региона и того же Лысогорского района уже имеется тьма тьмущая  примеров, когда пчеловоды разорялись, а фермеры, которые не соблюли тот или иной пункт регламента, хладнокровно отправлялись на рыбалку, чтобы страсти за это время улеглись. Во-вторых, Саратовская МВЛ не располагает методикой определения, от чего на самом деле погибли насекомые, и не аккредитована это делать. А значит, судебные перспективы призрачны. В-третьих, только один пчеловод из семнадцати пострадавших зарегистрировал свою пасеку в похозяйственной книге, – надежды на вмешательство законодателей в этот конфликт тем более призрачны.

Остается уповать на власть. А та откровенно боится, как бы наш народ богаче жить не стал, поэтому горазда на карательные меры в отношении пчеловодов, а вот как их защитить – еще не придумала. В общем, готовьте, госпожа Федюнина, кисточки. И открывайте, помимо строительного бизнеса, еще один вид деятельности – опыление сельскохозяйственных культур.

Между тем один из местных пчеловодов Сергей Осутин (из 53-х лет пчеловодством занимается 26) снял для нашей редакции фильм, в котором видно, какую ужасную картину сейчас представляет его пасека. Такая же ситуация, если не хуже, и у других. Пчелы продолжают гибнуть. За прошедшую ночь ситуация только усугубилась, весь подмор находится  внутри ульев, летки забиты, препарат 2 класса опасности на пчел действует системно.

Больше всех в этой истории пострадала, по иронии судьбы, местная знаменитость – 75-летний Владимир Михайлович Ильницкий, автор одной из книг по пчеловодству «С живой пищей в 21-й век», неформальный руководитель районной ассоциации фермеров, руководитель районного клуба пчеловодов-любителей. Такая ситуация в его жизни складывается впервые, он не просто растерян, а раздавлен, поскольку погибли 80 (!) пчелосемей. А это и любимое детище, и кусок хлеба на старость лет, и целая жизненная философия.

Он искренне не понимает, почему г-жа Федюкина не чувствует ни малейшего угрызения совести. Ведь никто из местных пчеловодов не был предупрежден ни о грядущих обработках, ни о характеристиках препарата, который, помимо выгодных низкой нормы расхода и дешевой стоимости обработки, имеет 1класс опасности для гидробионтов. А рядом – река Медведица и человеческое жилье. Где вообще написано, на каком столбе, что срок возможного пребывания людей на обработанных площадях – не ранее 20 дней после обработки? А ведь поблизости гуляют туристы, играют подростки. Где хваленые Роспотребнадзор с Россельхознадзором?!

Тишина. И только мертвые пчелы лежат.

30.06.2020  1631

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.